В вузе, где выступают за демократию и против коррупции, — особые условия для покровителей. Так, научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин выбил для внуков право поступать без экзаменов.



Вот так растут потомственные борцы с льготами и привилегиями
Влияет ли количество каментов на корректную работу лифта?



Сиське

Попке
Премьер-министр России Дмитрий Медведев на досуге занимается производством самогона, выяснил «Проект». Издание утверждает, что работа председателем российского правительства оставляет ему свободное время на хобби, которое глава правительства посвятил самогоноварению. Бутылки Медведев дарит членам кабмина и иностранным лидерам.

По словам тех, кто пробовал самогон от премьера, напиток получается «очень качественным». Медведев не стал «оригинальничать» с оформлением и назвал свой самогон «Самогон», поместив на этикетку изображение медведя. При этом за производством и обновлением ассортимента он следит очень пристально. По словам источника «Проекта», недавно глава правительства запустил новую разновидность напитка: малиновый самогон.



самогон — лучше, чем несамогонЪ!

Сиське

Попке
Зало́жные поко́йники (рус. нечистые покойники, мертвяки, нави, навь — по славянским верованиям, умершие неестественной смертью люди и не получившие после смерти успокоения. Считалось, что они возвращаются в мир живых и продолжают своё существование на земле в качестве мифических существ.
У восточных славян таких покойников было принято хоронить на обочинах дорог, особенно на перекрёстках, а также на меже. В Древней Руси существовал дохристианский обычай после сожжения собирать прах умерших в сосуд и оставлять «на столпе, на путехъ».

Несмотря на противодействие таким обычаям со стороны церкви, данные поверья были настолько сильны, что в результате появляются отдельные кладбища (скудельницы) — «убогие дома», в просторечии называемые «божедомы», «божедомка», представляющие собой простые участки, загороженные досками или кольями
Водитель Toyota Land Cruiser рассказал, почему сбил медика в Екатеринбурге

Кому интересно, обратитесь к первоисточнику, а я перескажу своими словами.
Потомственный новый русский привез своего дедушку в больницу. Припарковался по всем правилам, посередине дороги. И все бы было ровно, но тут представители нарождающегося сословия медиков начали качать права. Вышла потасовка с мордобоем и оскорблениями.
Из всего этого автор статьи и комментаторы делают выводы что нового русского надо немедленно распять, в назидание. Предлагают самые разные методы воспитания, из которых самый мягкий — "двушечка".
А по мне так обое хороши.
Довелось мне тут, после почти тридцатилетнего перерыва, посетить местную поликлинику. Зрелище, я вам скажу,печальное. С температурой под сорок я пришел в регистратуру. А там место для очереди больных сократили раза в четыре. На приеме, в широченной светлой комнате за стеклом сидят две клуши, и что-то медленно набивают одним, на двоих, пальцем на клавиатуре компьютера. Прием ведет одна, а вторая отдыхает, закрыв окошечко тетрадкой. А на шести квадратных метрах темного коридорчика теснятся человек двадцать страждущих помощи. Минут через сорок я получил направление к терапевту. Кабинеты врачей перенесли на этаж где при СССР был стационар с больными. В просторных палатах сидят врачи, а в темных коридорчиках больные, стоя, часами дожидаются своей очереди. И "часами" это не фигура речи и не преувеличение. Я полтора часа простоял оперевшись о стенку, на тесной лавочке сидели две бабушки с травмами ног, дожидавшиеся перевязки.
Врач измерила температуру и тут же отправила меня на анализы, скороговоркой назвав кабинеты и выписав направления стандартным врачебным почерком. Я попытался уточнить номера кабинетов в регистратуре, у отдыхавшей регистраторши, но та меня откровенно послала. Спасла меня, от вечных скитаний милая девочка — медсестра, которую я поймал за рукав халатика. Она вежливо и понятно рассказала что, как и в какой последовательности надо делать. Хотя, как раз ей, это было совершенно не нужно, и никак не входило в её обязанности.
А в начале двухтысячных у меня умирал отец. Да, скорая приехала быстро. И довезла его до больницы тоже быстро. А потом санитары положили его на каталку, и он лежал там пока я не приехал, и не занялся тем чтобы хоть кто-нибудь его осмотрел.
К чему я все это нопейсал?
Да к тому что сейчас вся страна бьется за то чтобы ввести особую ответственность за помехи медикам, какая уже есть за помехи правоохранителям и прочим представителям власти. Что, по сути, и есть сословные привилегии.
А по мне, так вырастив в противовес поднявшимся в девяностые новым русским, казенные сословия медиков, педагогов, правоохранителей, чиновников, армейских и других, мы вряд ли приблизимся к справедливому обществу.
И те и другие кормятся на работяге, и самоутверждаются за его счет.
Чего будем ждать в новом году, великих потрясений или?



Сиське

Попке

Нация — за вас. Так себе мыслю.