См заголовок

Но несмотря на это безобразие:

Сиське

Попке
Коте Махарадзе
"... он перекинул мяч через соперника, и овладел им"




А ведь прав был Кулагин — большевики нам врали!
Вчера посмотрел кино — "Свой среди чужих, чужой среди своих", там показана страна сразу после октябрьского переворота. Коммунисты говорили что в ней не было ни электричества, ни газа ни автомобилей ни тракторов. Одни голодные крестьяне на тощих клячах. Но что мы видим?
Раз -

Спойлер
— Что это за новичок такой?

— Их второй год ищут, а выйти на след не удается. (…) Грабят страны, банки зажиточные, склады, нефтепромыслы. А главное — людей режут, травят почем зря. И где ни покажутся — там обязательно или углем новичка нарисуют, или трусы подбросят. (…) Для форсу бандитского. Вот будто бы смеются они над нами, издеваются. Почерк свой хотят показать.
- Александр Григорьевич, ходят слухи что по улицам Минска, вместо белорусской милиции ездит российский ОМОН, так ли это?
- Со всей ответственностью хочу сказать что это брехня! По улицам Минска вместо российского ОМОНа возят меня!

"Аквариум" начала-середины восьмидесятых был окном в другой мир, позволявшим мириться с окружающей действительностью, даже на комсомольском собрании, и любить родину такой, какая она есть. А его переход на "остросоциальные" тексты, в конце восьмидесятых, вызвал у меня недоумение. "Русский альбом" вышедший в 92м, дал надежду что это было возрастное, что перестроечный психоз у Бориса Борисовича прошел. Но, похоже все было серьезнее. А жаль. Гребенщиков один из немногих людей способных дать понять что есть что-то лучше, и это так просто.

Прочитал книжку Дональда Рейфилда "Грузия. Перекресток империй" Местами занимательно, местами небезынтересно. Правда автор настроен резко антисоветски и местами антирусски, но у каждого свои недостатки.



Спецыально для жытелей Газгольдера предлагаю набор цытат из книжки. Избранные места, которые меня удивили или развеселили. Наслаждайтесь.

Водитель Toyota Land Cruiser рассказал, почему сбил медика в Екатеринбурге

Кому интересно, обратитесь к первоисточнику, а я перескажу своими словами.
Потомственный новый русский привез своего дедушку в больницу. Припарковался по всем правилам, посередине дороги. И все бы было ровно, но тут представители нарождающегося сословия медиков начали качать права. Вышла потасовка с мордобоем и оскорблениями.
Из всего этого автор статьи и комментаторы делают выводы что нового русского надо немедленно распять, в назидание. Предлагают самые разные методы воспитания, из которых самый мягкий — "двушечка".
А по мне так обое хороши.
Довелось мне тут, после почти тридцатилетнего перерыва, посетить местную поликлинику. Зрелище, я вам скажу,печальное. С температурой под сорок я пришел в регистратуру. А там место для очереди больных сократили раза в четыре. На приеме, в широченной светлой комнате за стеклом сидят две клуши, и что-то медленно набивают одним, на двоих, пальцем на клавиатуре компьютера. Прием ведет одна, а вторая отдыхает, закрыв окошечко тетрадкой. А на шести квадратных метрах темного коридорчика теснятся человек двадцать страждущих помощи. Минут через сорок я получил направление к терапевту. Кабинеты врачей перенесли на этаж где при СССР был стационар с больными. В просторных палатах сидят врачи, а в темных коридорчиках больные, стоя, часами дожидаются своей очереди. И "часами" это не фигура речи и не преувеличение. Я полтора часа простоял оперевшись о стенку, на тесной лавочке сидели две бабушки с травмами ног, дожидавшиеся перевязки.
Врач измерила температуру и тут же отправила меня на анализы, скороговоркой назвав кабинеты и выписав направления стандартным врачебным почерком. Я попытался уточнить номера кабинетов в регистратуре, у отдыхавшей регистраторши, но та меня откровенно послала. Спасла меня, от вечных скитаний милая девочка — медсестра, которую я поймал за рукав халатика. Она вежливо и понятно рассказала что, как и в какой последовательности надо делать. Хотя, как раз ей, это было совершенно не нужно, и никак не входило в её обязанности.
А в начале двухтысячных у меня умирал отец. Да, скорая приехала быстро. И довезла его до больницы тоже быстро. А потом санитары положили его на каталку, и он лежал там пока я не приехал, и не занялся тем чтобы хоть кто-нибудь его осмотрел.
К чему я все это нопейсал?
Да к тому что сейчас вся страна бьется за то чтобы ввести особую ответственность за помехи медикам, какая уже есть за помехи правоохранителям и прочим представителям власти. Что, по сути, и есть сословные привилегии.
А по мне, так вырастив в противовес поднявшимся в девяностые новым русским, казенные сословия медиков, педагогов, правоохранителей, чиновников, армейских и других, мы вряд ли приблизимся к справедливому обществу.
И те и другие кормятся на работяге, и самоутверждаются за его счет.
Дюжеву стыдно пройти в конец очереди, Серебрякову — жить в России. В принципе, разница между актерами только в масштабе. Да и нового, в таком поведении творческих людей, ничего нет. Пушкин писал — "мы ленивы и нелюбопытны". Наверное самый русский писатель двадцатого века — Веничка Ерофеев, позволял себе такие высказывания в адрес русских, что я их даже и повторять не хочу, вне контекста. Ну а уж советские актеры и певцы так песочили свою страну что не по себе становится, читая воспоминания о них.
Тут интересно другое — зачем именно сейчас вытащили на белый свет этот тривиальный и общеизвестный факт? Возможно сказывается близость выборов? Снизить путинский процент? Да нет, вряд ли. Если в стране все ленивы, пассивны хамоваты и наглы (принципы, во многом, взаимоисключающие кстати) то какой смысл голосовать за кого бы то ни было? Возможно какая то часть элит планирует новое призвание варягов. Или полное подчинение Империи Добра?