Чернышевский писал роман, находясь в одиночной камере Алексеевского равелина
Петропавловской крепости, с 14 декабря 1862 года по 4 апреля 1863 г.
Увы! писать «Что делать?» в крепости было не столь поразительно, сколь безрассудно, – хотя бы потому, что оно было присоединено к делу. Вообще история появления этого романа исключительно любопытна. Цензура разрешила печатание его в «Современнике», рассчитывая на то, что вещь, представляющая собой «нечто в высшей степени антихудожественное», наверное уронит авторитет Чернышевского, что его просто высмеют за нее. И действительно, чего стоят, например, «легкие» сцены в романе: «Верочка была должна выпить полстакана за свою свадьбу, полстакана за свою мастерскую, полстакана за саму Жюли (бывшую парижскую проститутку, а ныне подругу жизни одного из героев!). Подняли они с Жюли шум, крик, гам… Принялись бороться, упали обе на диван… и уже не захотели встать, а только продолжали кричать, хохотать, и обе заснули». Иногда слог смахивает не то на солдатскую сказку, не то на… Зощенко: «После чаю… пришла она в свою комнату и прилегла. Вот она и читает в своей кроватке, только книга опускается от глаз, и думается Вере Павловне: что это, последнее время, стало мне несколько скучно иногда?» Много и прелестных безграмотностей, – вот образец: когда медик, заболевший воспалением легких, призвал коллегу, то: «Долго они щупали бока одному из себя».

Но никто не смеялся. Даже русские писатели не смеялись. Даже Герцен, находя, что «гнусно написано», тотчас оговаривался: «с другой стороны много хорошего, здорового».
Здесь все прекрасно, и тем более прекрасно что история повторяется, но власть или не хочет этого замечать, или не умеет делать выводы.
Предполагали ли в Кремле что задумана комедия с "отравлением"? Наверняка. Там вовсе не дураки. Могли ли что-нибудь сделать, для предотвращения этой ситуации? Не будем лицемерить, государство это машина насилия, и для того чтобы устранить и причину и последствия у власти были все возможности. Но этого не стали делать, именно из полной уверенности что над Навальным, и его абсурдной версией, вернее множеством версий, будут попросту потешаться. И это уничтожит его репутацию и будущее как политика.
Но не сработало.
Никто не смеется, одни потому что верят в Навального как в пророка, другие из опасения быть затравленными и лишиться средств к существованию. И ведь для того чтобы понять, что ситуация будет развиваться не так как задумали в Кремле, а так как уже не раз происходило в нашей стране, достаточно просто знать её историю.
Глава Тарусского района Калужской области Руслан Смоленский заявил, что в его адрес стали поступать угрозы после решения местных властей вернуть историческим улицам в центре города дореволюционные названия.

«Требуют нашей отставки, нам угрожают физической расправой, убийством, натравить на нас всю Россию, всех террористов, которые есть», — заявил Смоленский в интервью изданию «Подъем».

По его словам, депутаты городской думы Тарусы, которые приняли решение о возращении старых наименований, не беспокоятся за свои должности и готовы расстаться с ними, если потребуется. Давлению же со стороны коммунистических активистов они поддаваться не намерены.

Смоленский добавил, что работы по замене табличек на улицах города уже начались.


Демократия это власть демократов
Мне нравится что Навальный был увезен в Германию по распоряжению канцлера Меркель. Если либералы вопят что Ленин был "немецким шпионом" только потому что он ехал из Швейцарии по территории Германии в "пломбированном вагоне", то насколько же Германии дорог шпион Навальный, что за ним тут же послали самолет, и за его "отравление" вводят коллективные санкции против всех граждан России, Как это во время Великой Отечественной делали нацисты, убивая десять жителей деревни за одного немецкого солдата.

Интересно, если бы за занемогшим Трампом Путин послал самолет, смог бы Трамп победить на выборах в США? Посмотрим чего добьется Навальный в России после его немецкого "спасения". Это и будет экзамен общества на гражданскую зрелость и суверенитет.

Я не фонат Пучкова, и многие его взгляды и суждения мне не близки. Мне не нравятся его "смешные переводы", кроме, совершенно гениального перевода фильма Snatch, Гая Ричи. Видимо как человек близко знакомый с темой, он озвучил жуликов именно так как они и говорят.
И как ведущий, в своем "Тупичке" он хорош. Но это вкусовщина, конечно же. Главное что с тезисом, вынесенным в заглавие поста, я согласен более чем полностью. Уж не знаю, придумал ли Пучков его сам, или позаимствовал у кого то.
Прежде всего мне не близок любой радикализм. Все "анти", включая и "антифа" страдают тем что пытаются поделить мир на черное и белое, не замечая оттенков. А во вторых исключая из истории страны целую эпоху, причем эпоху до результатов которой, во многих областях, нынешней России еще расти и расти, они, может быть сами того не сознавая, хотят сказать что и нынешнее положение вещей у нас не очень. Вроде бы все хорошо, но вот "проклятый совок", засевший в умах граждан, мешает. Красавцы этим карикатурно копируют самых тупых коммунистических пропагандистов, жаловавшихся на "наследие проклятого прошлого". А то что они называют "совком" и есть порой основные качества русского народа, отличающие его от других. Дело в том что русские обладают уникальным качеством, присущим, кроме нас, разве что китайцам. Мы умеем все приспособить и переделать под себя, как бы идея или механизм не выглядели. Как современное православие, изначально расколовшее страну, и уничтожившее русское христианство, не смотря на всю внешнюю помпезность и сусальное золото, стало теперь совершенно русским, так и советская идея, советское общество, со всеми его недостатками, было русским, плоть от плоти нашей страны и народа. А попытки вычленить "хорошее" из "плохого", напоминают поделки школьных шулеров, стачивавших монету с одной стороны и склеивавших, чтобы получить "выигрышную" с двумя "орлами". Все бы хорошо, но проблема в том что монета, после такой операции, превращалась, из платежного средства, в простой медный кругляшок, с забавным рисунком.

— Что это за новичок такой?

— Их второй год ищут, а выйти на след не удается. (…) Грабят страны, банки зажиточные, склады, нефтепромыслы. А главное — людей режут, травят почем зря. И где ни покажутся — там обязательно или углем новичка нарисуют, или трусы подбросят. (…) Для форсу бандитского. Вот будто бы смеются они над нами, издеваются. Почерк свой хотят показать.
Влияет ли количество каментов на корректную работу лифта?



Сиське

Попке
Прочитал книжку Дональда Рейфилда "Грузия. Перекресток империй" Местами занимательно, местами небезынтересно. Правда автор настроен резко антисоветски и местами антирусски, но у каждого свои недостатки.



Спецыально для жытелей Газгольдера предлагаю набор цытат из книжки. Избранные места, которые меня удивили или развеселили. Наслаждайтесь.

Приговоренный к смертной казни гражданин Малави Байсон Каула трижды оказывался на пороге смерти, но каждый раз избегал ее, потому что у палача заканчивался рабочий день. Так продолжалось до тех пор, пока в стране не отменили смертную казнь.

Это случилось в конце правления президента Хастингса Банды, который возглавлял страну с 1964 года. Байсон четко помнит тот ужас, с которым он ожидал своей очереди к "машине смерти", как он ее называет.

"Когда мне сказали: ты можешь идти в секцию приговоренных и ждать своей очереди на виселицу, я почувствовал, что я уже умер", — вспоминает Байсон.

В то время в регионе был всего один палач — южноафриканец, который ездил из страны в страну и приводил приговоры в исполнение. Раз в два месяца он приезжал в Малави, и тогда заключенные в камерах смертников понимали, что время на этом свете для некоторых из них истекло.

Однажды Байсону сказали, что его имя включено в список из 21 человека, которых должны были повесить через несколько часов. Охранник объявил ему, что приведение приговоров в исполнение начнется в 13:00 и ему самое время начинать молиться.

В 15:00 палач закончил работу, не дойдя до конца списка. Трое заключенных, включая Байсона, должны были ждать его возвращения.

"Он был единственным, кто управлял этой машиной. И, как я понимаю, в тот день он сказал: нет, это уже перебор, я вернусь через месяц", — говорит Байсон.

То же самое повторилось еще дважды. Составлялся список подлежащих казни, однако палач не успевал повесить всех, кто был в него включен. И каждый раз Байсон оказывался среди тех, кто к концу дня обнаруживал себя все еще живым.

На третий раз были казнены все внесенные в список смертники, кроме него.

В какой-то степени он был счастливчиком, но эта удача не прошла ему даром: из-за пережитого стресса он дважды пытался покончить с собой, но оба раза безуспешно.

После установления S&D в Малави в 1994 году исполнение всех смертных приговоров было остановлено.