RSS
.
Раз ждёте, значит, пришла... Всем налить и выпить!.. За вас, мои дорогие, за ваше здоровье, за ваше мужское счастье, за жизнь... За то, чтоб в ваших семьях царили мир, понимание, достаток... Мы живём в интересное время — история пишется на наших глазах: так пожелаем же всем, кто нас защищает, вернуться домой — невредимым и здоровым.





Я, когда как-то аналогично с велика плечом наебнулся, использовал Долобене вперемежку с Кетоналом. Бери самые здоровые упаковки, если за несколько здоровых скидку дают — бери несколько, все используешь.
Я хз, что там в ваших ебенях продается, посмотри на всякий случай вот эту статейку.

А ваще сочувствую, месячишко поболит. Но потом перестанет.




Воскресное интервью главы ФРС каналу CBS уже активно цитируется. В основном обсуждают его заявления про безработицу в США до 25 %, падение ВВП на 20 процентов и вероятность U-образного восстановления экономики. Хотя это просто констатация уже фактически свершившегося – и фантастическая безработица и рухнувшее производство и то, что вероятность U-всплеска есть, но не очень большая. Между тем, было сказано и много другого, в том числе — его высказывания по денежно-кредитной политике ФРС на ближайшее время.

Некоторые его формулировки выглядят несколько двусмысленными. Ну из песни слов не вычеркнешь. Вот некоторые выжимки из того знакового интервью. Под буковкой В скрывается задающий вопросы, а под П – ответы Джерома Пауэлла.

В: Можно ли говорить о том, что вы просто завалили систему деньгами, спасая экономику?

П: Да. Мы сделали это.
Кононенко пофантазировал, как США наложат на Россию санкции за коронавирус
Блогер и журналист Максим Кононенко опубликовал юмористический рассказ, в котором представил, как Соединенные Штаты вводят против России санкции в связи со вспышкой коронавирусной инфекции в мире.

Рассказ Кононенко опубликовал в своем Telegram-канале:

«Однажды президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп сидел в Овальном кабинете Белого дома и думал, что бы ему еще написать в Твиттер. Как вдруг высокие двери кабинета распахнулись и в помещение стремительно вошел Государственный секретарь США Майк Помпео. На лице его была надета медицинская маска, а на руках – резиновые перчатки. Этими руками Госсекретарь держал красную папку.

- Господин президент! – говорил Государственный секретарь, – Сэр! Мы должны немедленно наложить на Россию новые санкции!

- А сколько дней прошло? – спрашивал президент, – Ну, с прошлых санкций?

- Да нормально прошло, – пожимал плечами Госсекретарь, – Неделя-то точно прошла! Так что пора!

- И за что будем накладывать на этот раз? – спрашивал Дональд Трамп, продолжая думать над Твиттером.

- За коронавирус, естественно! – отвечал Майк Помпео.

- За коронавирус? – не понял президент США, – А русские-то причем?

- Но это же вирус! – восклицал Госсекретарь, – Все знают, что русские хакеры разрабатывают компьютерные вирусы! Мы даже вводили против них санкции!

- Так это же просто вирус, – продолжал не понимать Трамп, – Не компьютерный.

- Но он же все равно вирус! – разводил руками Помпео.

- Ну хорошо, – отвечал Трамп, – А какие у нас доказательства?

- Да вы посмотрите на карту! – говорил Государственный секретарь, доставая из своей папки бумагу, – Видите?

- Что? – спрашивал Трамп, рассматривая карту с кружочками.

- Заболевание распространяется почти во всех странах мира, – говорил Майк Помпео, – Но не в России! Понимаете?

- А где тут Россия? – спрашивал президент США.

Государственный секретарь с удивлением посмотрел на него.

- Вот, – сказал он, показывая на карте, – Видите? Тут нет кружочков.

- Тут тоже нет кружочков, – говорил Дональд Трамп, в свою очередь показывая на карте.

- Тут и не может быть никаких кружочков, – говорил Майк Помпео, – Это океан.

- Ну хорошо, – немного смутился президент США, – Допустим. И что вы предлагаете?

- Вот предложения, – немедленно отвечал Госсекретарь, убирая карту и доставая другой документ, – Во-первых, мы должны запретить русским въезжать в США.

- Почему? – не понимал Дональд Трамп.

- Для защиты американцев от вируса, разумеется! – восклицал Майк Помпео.

- Так вы же сами только сказали мне, – растерянно говорил президент США, – Что именно русские почти не болеют!

- Если бы они еще и болели, – отвечал Госсекретарь, – То мы бы просто закрыли границу и все. Без всяких санкций. А так нужны санкции. Понимаете?

- Кажется, теперь понимаю, – медленно отвечал Трамп.

Государственный секретарь США улыбался».
Протоиерей столичного монастыря рассказал о своей беседе с Дарвином

Протоиерей и духовник Алексеевского ставропигиального женского монастыря Москвы Артемий Владимиров заявил, что недавно беседовал с ученым Чарлзом Дарвином в Вестминстерском аббатстве в Великобритании.

Я не являюсь поклонником обезьяньей теории, и поэтому мне, как священнику было интересно поговорить. „Чарлз, как тебе там? — обращался я к этому надгробию, — Что ты скажешь? Есть ли какие-то, как тебе сейчас кажется, промежуточные звенья между видами — между зеброй и жирафом?“ У него было наивное представление, что археология найдет эти промежуточные звенья,
— сказал протоиерей в эфире телеканала «Спас».
По его словам, ученый ему ответил:

И вы думаете, что я услышал? „Батюшка, не соблазняйся моей теории, не от большого ума я эту гипотезу выдвинул, в которой сейчас раскаиваюсь. Ни к медведю, ни к свинье лично ты не имеешь никакого отношения“. Хорошо бы, чтобы он раскаялся.
Артемий Владимиров пожалел англосаксов и датчан, после чего предложил посредством телеканала «Спас» «свидетельствовать о торжестве и разуме православия всей Вселенной». «Предлагаю транслировать нашу передачу хотя бы на английском и китайском языках», — добавил он.

Книга английского ученого Чарлза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятных пород в борьбе за существование» вышла в свет в 1859 году. Она сразу же разошлась огромным тиражом, а потом стала мировым бестселлером.

Ученый предполагал, что изменение и развитие всех земных организмов происходит под воздействием окружающей среды. В результате естественного отбора выживает сильнейший, а ненужные части тела или возможности организма со временем исчезают, по мере того как живые существа приспосабливаются к новой среде обитания.