VadKor
Swinston
deMax
barmalej
Дык
Porco
Просто читают: 8
RSS


Расход электричества на майнинг биткоина превышает энергопотребление 159 стран, в том числе Ирландии и большей части государств Африки, сообщает портал Power Compare.

Согласно последним данным, на производство криптовалют уходит около 31 тераватт-часа в год, что составляет около 0,13 процента всего электропроизводства мира.
Как отмечает портал, расходов на майнинг хватило бы, чтобы обеспечить электроэнергией около 2,4 миллиона американцев или 6,1 миллиона британцев.
"Если уровень потребления продолжит расти с той же скоростью, то к февралю 2020 года на майнинг биткоина будет расходоваться электричество всего мира", — говорится в материале.


Вот если взять эстрадных певцов, по какому признаку они разделились после украинского кризиса? Нет, конечно умные рубят бабки и там и здесь, а те кто попроще?
Мне кажется все просто. Шевчук — "Наполним небо добротой ...". Макаревич — "Сегодня битва с дураками ...".
И другой лагерь, Лоза — "Попивают пиво, свежего разлива, рядышком такие же как я. Облезлые стены, опухшие лица, мозги, животы"

Проукраинцы — идеалисты. Они точно знают и разделяют добро и зло, и ведут непримиримую борьбу за все хорошее и против всего плохого. Они пытаются возвысить слушателя до себя, перетянуть на светлую сторону, а оставшихся на темной как можно сильнее унизить а лучше — совсем уничтожить.
Пророссийская эстрада — циники, принимающие человека таким как есть, и стоящие со слушателем на одной земле. Они не пытаются возвысить слушателя до себя, потому как не считают себя выше, а только отражают действительность так, как они её видят.

Если космос — российский, то значет мы должны брать деньги со спутников, пролетающие через космос над нашей страной.
Вы скажете — так и другие начнут просить деньги с нас. Ну да. Просить то они могут, а сбивать спутники можем только мы.

В начале было бытие. И чистое знание. И кроме этих двух качеств не было абсолютно ничего. Ни пространства, ни времени, ни вопросов ни даже ответов.
Внезапно, в монолите чистого, неиллюзорного бытия появилась черная точка творчества, сомнения, возникла некая флуктуация развития, намек на время и пространство. И, появившись, эта точка разрасталась, пока не разорвала бытие на мириады осколков, из которых образовалась наша вселенная. С её пространством, временем, вопросами и ответами.
И, с тех пор, мы умножаем знание, с каждым действием понимая что знаем все меньше, покоряем пространство, с каждым метром все отчетливей осознавая непостижимую необъятность нашего маленького мирка, и упорядочиваем универсум, понимая что процесс энтропии необратим.
Мы ходим по плоской Земле, но точно знаем что наша планета кругла. Видим как Солнце, ежедневно, ходит по нашему небосклону, но не сомневаемся в том что это Земля вращается вокруг Солнца. А само солнце вращается вокруг неведомого центра галактики, которая, в свою очередь, движется в хороводе своих сестер, подчиняясь неумолимому закону расширения. И вместе с тем, зная что мы невидимая песчинка на задворках, мы без всякого сомнения, сознаем себя центром мироздания.
Наше сознание с самого детства раздвоено, постмодерн съел наш мозг еще в колыбели.
Уходя от традиционалистского общества мы удаляемся от абсолюта, чистого знания и бытия. Но и попытки вернуться к архаике смешны. Они напоминают уловки лысеющих пижонов, прячущих плешь под хитрым зачесом.
По сути, главная, и самая привлекательная идея фашизма — возвращение к архаике. Но именно она и недостижима.
Мы обречены на развитие и творчество.
Но, возможно, это не лучший, хотя и неизбежный вариант.
Подумайте об этом.



В конце 60-х годов в одном из уголков старой Москвы завелась нечистая сила. Днем она мирно спала, а когда опускались сумерки, начинала подавать признаки жизни. Но об этом знали лишь жильцы ветхого дома в Южинском переулке, которым эта нечисть досаждала дикими криками, звоном бьющегося стекла и грохотом падающей мебели. Самым странным было то, что все это безобразие, беспардонно игнорирующее незыблемые законы социалистического общежития. происходило в квартире известного психиатра — профессора, светила ученого мира.





Сыном того светила отечественной психиатрии, хозяина квартиры, был Юрий Мамлеев, ставший известным писателем. Он автор десятка произведений, в частности нашумевшего на Западе романа "Шатуны". Его называют учеником Достоевского, талантливым исследователем самых темных уголков человеческой души.




На Южинском у Мамлеева собиралась московская богема, но не та, которую принято называть "золотой", составленной из элиты артистического мира, а "чернушно-подпольная". Здесь не знали предела ничему: ни портвейну, ни наркотикам, ни сексу. Самые безумные выходки только приветствовались, ибо считались кратчайшим путем "заглянуть за черту".
Один из ветеранов того круга вспоминает, например, такой эпизод, связанный с покойным художником Владимиром Пятницким, близким другом Венечки Ерофеева. "Шли как-то за очередной опохмелкой. Вдруг Пятницкий достает шприц, наполняет его из лужи и эту грязную жижу вводит себе в вену. Все были уверены, что ему кранты. Ничего подобного — остался здоровехонек и впоследствии даже приохотился к таким экспериментам над собой. Умер, когда закачал себе в вену невообразимую смесь из ацетона, лака для ногтей, стирального порошка и еще какой-то дряни."
Подобные выходки только на первый взгляд казались безумием белогорячечников. Нет, то были и стиль жизни, и, если хотите, идеология южинской богемы. "Человек, не побывавший в психушке, — неполноценный человек", — один из ее девизов. Мамлеева называли Главным Психиатром богемы. Он со знанием дела расставлял ловушки душам своих приятелей, провоцировал их на безумные поступки, внимательно, как под микроскопом, разглядывал и затем садился писать рассказы. Не случайно его романы, скорее напоминающие реестр всевозможных маньяков, написаны с путающей достоверностью.




Все это напоминало мир странных героев Достоевского с их богоискательством, сумасшествием и болезненным самоуничижением. Есть еще реальный эпизод, связанный с самим Мамлеевым. Одна девица, посещавшая его вертеп, как-то привела на Южинский своего жениха, клерка из какого-то министерства. Ему была обещана встреча с "необыкновенными людьми". Жених, увидев пьяную полусумасшедшую компанию, был немало разочарован. "И это твои "великие посвященные"? — вскричал он. — Да они не достойны целовать мои ноги!" Мамлеев воспротивился: "А вот и достойны" — и принялся лобызать его ботинки.
То была, по выражению старого друга Мамлеева, эпоха "интеллектуального шизоидного подполья", единственного и неповторимого в своем роде. Наркотики и алкоголь были для него тем допингом, который быстрее приводит к финишу, называемому "метафизическим концом сущего".




Так продолжалось, несколько лет. Много известных ныне людей перевидал Южинский переулок. Бывал там гениальный художник Анатолий Зверев, поэты Генрих Сапгир и Юрий Кублановский, писатель Эдуард Лимонов — всех не перечислишь. Их, конечно же, не печатали и не выставляли. Многие спились. Меньшинство — Мамлеев и ряд его друзей — нашли в себе силы вырваться из смертельного эксперимента. Нет, они не отказались от бесовщины, а, повзрослев, предпочли ее более щадящие и перспективные формы.




В романе "Шатуны" есть персонаж по имени Анатолий Падов, чем-то напоминающий Ставрогина из "Бесов" Достоевского. Человек загадочный, наделенный необыкновенными способностями, которые обращаются одинаково успешно во Зло и Добро. У Мамлеева он выглядит так: "Обычно он жил саморазрушением, нередко смешанным с безумным страхом перед загробной жизнью и потусторонним. Этот страх заставлял его выдвигать бредовые гипотезы о послесмертном существовании, одну бредовее другой. Порой казалось, что он спасался от реального страха перед смертью или неизвестным тем, что еще более разжигал этот страх в себе, разжигал до исполинских размеров, подтапливая его бредком, и точно готовый сгореть в этом бреду".
Прототипом Падова стал Евгений Головин — мало кому известный, хотя его ранг в той среде был и остается на высоте Гуру, пророка и великого мистика. Его биография обросла мифами. Известно, что ему исполнилось 59 лет. Отец отправился на золотые прииски и сгинул. По его словам, с 10 лет воспитывался у бабки-колдуньи, жившей в глухом лесном крае.


цитаты отсюда
Мне вот интересно, неужели никто из сочатников, радующихся сегодняшнему северокорейскому кризису, не понимает что это всего лишь сигнал посылаемый США через Китай в Россию?
И неужели вы не видите, что раздолбав Северную Корею США получит то же что получил СССР, раздолбав Южинский Кружок?
Головин, Дугин, Джемаль и Мамлеев, варившиеся в собственном соку, вышли в мир со своим инфернальным началом, и стали катализатором перестройки.
Так же и Северокорейский режим не исчезнет совсем, а создаст условия для таких мировых перемен, о которых американцы даже не подозревают.




Копетан обещает исправиться. Просит вывести из игнора.


Австрийский парламент принял специальный закон, позволяющий властям изъять в пользу государства дом, в котором в 1889 году родился Адольф Гитлер.
В настоящий момент собственницей трехэтажного здания в городе Браунау-ам-Инн является некая Герлинда Поммер. Она наотрез отказывается продать дом.
На сегодняшний день единственным указанием на историческое значение здания является установленная у его входа памятная доска с надписью: "За мир, свободу и демократию. Нет фашизму. Миллионы павших напоминают нам об этом". Имя Гитлера не упоминается.
В Австрии уже не первый год продолжается дискуссия о том, что делать с домом. Министр внутренних дел Вольфганг Соботка выступает за его снос. Однако группа историков, которых попросили вынести свое мнение по вопросу, пришла к выводу, что уничтожение здания равноценно отрицанию нацистского прошлого страны.


отсюда