— Ты дело хорошее сделал, брат. Меня выручил. И людям помог. Теперь только русские люди торговать будут
— А немцы?
— Какие немцы?
— Ну немцы!
— Зачем немцы?


Мы стоим на пороге и должны выбрать, или средневековая цеевропа, или Византия сто свободной конкуренцией культур, идей и технологий со взаимным обогащением. В рамках существующего законодательства, естественно.
Или "Армия, мова, вера — геть от Москвы/Европы/США" или прагматичное сотрудничество со всеми странами.
Или Россия для русских, с логичным продолжением — Башкирия для башкир а Бурятия для бурят, или осторожное купирование национализма и равные возможности для всех граждан страны в любой её точке.
Человека, который постоянно берет займы в "быстроденьги", и отдает половину заработанного банкирам, вряд ли кто-то назовет разумным. Но, с другой стороны, начинать масштабные проекты "на свои", типа начав с торговли пирожками дорасти до производства тракторов, может у кого и получится но не за одно поколение. Современные технологии тоже никто просто так не отдаст.
Но постоянный отток капитала — обратная сторона инвестиций.
РИ, в начале двадцатого века, не смотря на бурное развитие промышленности, оставалась одной из самых бедных стран Европы именно потому что значительная доля прибыли вывозилась инвесторами.


1. Синяя таблетка

Однажды весною, в небывало холодный май, в Москве, на Чистых прудах, появились два гражданина. Первый из них был бородат, а второй имел несколько восточную наружность.

Прохожие, спешащие со станции метро на трудовую вахту, этим зябким утром, с недоумением глядели на двух солидных господ запросто усевшихся на бетонном парапете и закинувшим лески в свинцовые воды пруда. Удилища у господ были самые, что ни на есть, брендовые. Но не это должно привлечь наше внимание к необычной паре. И даже не их выбор места для рыбалки. И не то что бородатый частенько пользовался назальным спреем. А их высокоинтеллектуальная беседа.

- Раньше здесь только москвичи рыбачили — басил бородатый — а сейчас понаехали.
- Ну как вы можете так говорить, камрад Нотонзон! — запальчиво вторил человек восточной наружности — ведь это чистая сегрегация! Даже фотограф может выбросить свой аппарат, и стать обычным человеком, а "понаехавший" это пожизненное клеймо.
- Вот так, дорогой Кулачковский, и я тоже, рыбача с вами, становлюсь немного понаехавшим. Увяз коготок — всей птичке пропасть!

И вдруг Нотонзон хлопнул себя ладонью по лбу.

Читать далее...
В начале было бытие. И чистое знание. И кроме этих двух качеств не было абсолютно ничего. Ни пространства, ни времени, ни вопросов ни даже ответов.
Внезапно, в монолите чистого, неиллюзорного бытия появилась черная точка творчества, сомнения, возникла некая флуктуация развития, намек на время и пространство. И, появившись, эта точка разрасталась, пока не разорвала бытие на мириады осколков, из которых образовалась наша вселенная. С её пространством, временем, вопросами и ответами.
И, с тех пор, мы умножаем знание, с каждым действием понимая что знаем все меньше, покоряем пространство, с каждым метром все отчетливей осознавая непостижимую необъятность нашего маленького мирка, и упорядочиваем универсум, понимая что процесс энтропии необратим.
Мы ходим по плоской Земле, но точно знаем что наша планета кругла. Видим как Солнце, ежедневно, ходит по нашему небосклону, но не сомневаемся в том что это Земля вращается вокруг Солнца. А само солнце вращается вокруг неведомого центра галактики, которая, в свою очередь, движется в хороводе своих сестер, подчиняясь неумолимому закону расширения. И вместе с тем, зная что мы невидимая песчинка на задворках, мы без всякого сомнения, сознаем себя центром мироздания.
Наше сознание с самого детства раздвоено, постмодерн съел наш мозг еще в колыбели.
Уходя от традиционалистского общества мы удаляемся от абсолюта, чистого знания и бытия. Но и попытки вернуться к архаике смешны. Они напоминают уловки лысеющих пижонов, прячущих плешь под хитрым зачесом.
По сути, главная, и самая привлекательная идея фашизма — возвращение к архаике. Но именно она и недостижима.
Мы обречены на развитие и творчество.
Но, возможно, это не лучший, хотя и неизбежный вариант.
Подумайте об этом.



У клоуна Саши не выходит номер с осликом. После очередного провала он отправляется вместе с ним в путешествие. Объездив всю страну, они возвращаются и снова выступают перед зрителями…











отсюда
Ну что же.
Посмотрел, почитал.
За время моего краткого отсутствия Нейтронов взял кредит, продал свою екатеринбуржскую (ну и словечко жэ) квартиру, и переехал в Питер работать коллектором. Денег у него хватило только на комнату в сгоревшей двухэтажке и стакан пива. Но лиха беда начало. Главное что его мечта исполнилась, и он начал встраиваться в пищевую цепочку в столицах. Пожелаем ему удачи, друзья!
Счастья, здоровья!
Дык изготовил наконец двуручный меч, из крылатого металла, и скоро порубит в капусту всех врагов российской науки. С чем его и поздравим заранее!
Остальные, по ранжиру и росу, пашут, сеют, строят и бездельничают.
Вот только схизматик Кулагин все упорствует в своих заблуждениях. И хотя наше долготерпение практически безгранично, оно размером превышает обозримую вселенную в несколько раз, но все же. Предел есть и у него.
И вот я, данною мне властью, говорю — Покайся Кулагин! Покайся пока не поздно! Искус либерализма еще не съел твою бессмертную душу! Она жива еще, и вопиет к тебе о спасении! Встань на колени, прочти двенадцать раз Кодекс Строителя Коммунизма, вызубри наизусть пятую и восьмую главы Краткого Курса ВКБ(б), и прочти гениальную статью Владимира Ильича "Материализм и эмпириокритицизм".
И встань же после, обновленным и очищенным от греха либерализма.
И не греши больше!



Он прекрасен, прекрасен в своей непосредственности.
Ну как им можно не восхищаться?