Кто тут сейчас
Swinston
coen
Foma
mealzzz
Дык
master_Yoda
Просто читают: 8
RSS
Наше общество с удовольствием наблюдает за публичной поркой медийных персонажей. Мары Багдасарян, саратовской чиновницы, Кокорина и Мамаева. При этом все знают, объекты порки не делают ничего хоть как- то выходящего за рамки обычного поведения их социальных групп. А власть выбирает совершенно случайных мажоров и чиновников чтобы назначить их виноватыми и выпустить пар недовольства и зависти. Но никто не хочет замечать чудовищность и несправедливость механизмов перераспределения доходов в обществе, которое мы построили.
Это как с дедовщиной в армии, когда даже духи, прослужившие месяц, мечтают не об устранении причины их униженного состояния, а о том как они сами станут дедушками.
Мы счастливы тем что в обществе есть люди еще более несчастные чем мы, и тем что люди из элиты могут быть, совершенно случайным образом (читай — несправедливо) подвергнуты карам волею высшей власти.
О таком ли обществе, с первобытной моралью, говорили нам идеологи перестройки?
И если это и правда наша цель, то действительно наступил конец истории. Змея человеческого социума укусила себя за хвост. Ведь наша нынешняя мораль намного ниже даже средневековой.

Текст

Фото
Под Волгоградом пьяный мужчина избил полицейского за отказ обниматься

Зало́жные поко́йники (рус. нечистые покойники, мертвяки, нави, навь — по славянским верованиям, умершие неестественной смертью люди и не получившие после смерти успокоения. Считалось, что они возвращаются в мир живых и продолжают своё существование на земле в качестве мифических существ.
У восточных славян таких покойников было принято хоронить на обочинах дорог, особенно на перекрёстках, а также на меже. В Древней Руси существовал дохристианский обычай после сожжения собирать прах умерших в сосуд и оставлять «на столпе, на путехъ».

Несмотря на противодействие таким обычаям со стороны церкви, данные поверья были настолько сильны, что в результате появляются отдельные кладбища (скудельницы) — «убогие дома», в просторечии называемые «божедомы», «божедомка», представляющие собой простые участки, загороженные досками или кольями
Примерно так:
Мог бы Горбачев не уезжать в Форос а Николай Второй в Могилев? Наверное могли. Но ведь ездить то куда-то надо, да и какой смысл сидеть на месте когда подчиненные откровенно саботируют приказы? Иван Грозный, в похожей ситуации, создал опричнину и начал терминацию своих противников. Но все равно дело закончилось смутой, пусть и при следующем правителе.
Каков же механизм этого, раз за разом повторяющегося в нашей истории, явления?
Возможна ли либерализация без наступления хаоса?