Зало́жные поко́йники (рус. нечистые покойники, мертвяки, нави, навь — по славянским верованиям, умершие неестественной смертью люди и не получившие после смерти успокоения. Считалось, что они возвращаются в мир живых и продолжают своё существование на земле в качестве мифических существ.
У восточных славян таких покойников было принято хоронить на обочинах дорог, особенно на перекрёстках, а также на меже. В Древней Руси существовал дохристианский обычай после сожжения собирать прах умерших в сосуд и оставлять «на столпе, на путехъ».

Несмотря на противодействие таким обычаям со стороны церкви, данные поверья были настолько сильны, что в результате появляются отдельные кладбища (скудельницы) — «убогие дома», в просторечии называемые «божедомы», «божедомка», представляющие собой простые участки, загороженные досками или кольями
Копетан обещает исправиться. Просит вывести из игнора.
Я, по натуре, человек мягкий, можно даже сказать либеральный. Расстрелы и тюремные сроки не люблю. И потому, в случае прихода к власти, предлагаю буржуев не прессовать а вырезать, например, из их мозга центр жадности. Ну а тех кому и это не поможет, гуманно усыплять в вет. лечебницах, под наблюдением отзывчивых и чутких профессионалов.

И вот каково мне, при моей мягкой и отзывчивой натуре, слушать наши новости? То Мару Багдасарян вспомнят, то про бузу вокруг Исаакия расскажут.

За что Мариной мордой мне в харю тычут, вот за что, а? Типа вот есть мокрощелка, двадцати с небольшим, катается на авто, стоимостью со всю мою деревню, ебет в рот всех столичных ментов, а чего добился ты?

Или с собором, обе тяжущиеся стороны называют друг друга пидарасами. Протестующие говорят что все попы типа того, да и поступают они как эти. А попы говорять что все протестующие — геи и либеральные журналисты, ну или примкнувшие к ним.

Я готов поверить и тем и другим, но ведь суть вопроса от этого не изменится. Уголовную ответственность за содомию у нас отменили, и мужеложцы имеют все те же права что и нормальные граждане.

И что из этого следует? Ну какие есть разумные выходы?

Я вижу только один — Мару — в президенты, а рядом с Исаакиевским собором построить еще один — Абрамовский.

А потом, разыграть между тяжущимися сторонами в лотерею.

И пусть все идет своим чередом. Мажоры мажорят, протестаны протестуют, а гомики ебут друг друга в жопы, во славу возлюбленного отечества.


Картинка отсюда
Ползунов. Рассказ Свинстунова

Свинстунов закусил «Столичную» бутербродом с копченой колбасой, вытер губы платком и принялся рассказывать.
– Давным-давно, ещё в советские времена, был я в командировке на Алтае, на одном Барнаульском предприятии. Там мне и рассказали эту легенду.

Читать далее...