После этой фотки, на месте навальнят, следует сказать — "Ребята, нас наебале, расходимся".

А теперь, помимо фотки, еще и цитата из классика —
Религия это связь с богом. Передаточное звено — священство — важно лишь как осуществление этой связи. нельзя отрицать христианство из-за плохих священников
И уж тем более странно отрицать христианство из — за наличия ебанутых последователей. Давайте тогда посчитаем ебанутых в среде либералов, националистов, антикоммунистов и прочих борцунов с режымом.
Я то считаю религию чем то безумно красивым но слегка устаревшим. Как парусный флот, например. Если во времена Византии гражданство определялось по языку и вере, то сейчас национальная принадлежность вполне может определяться по культуре и языку. Современное понятие культуры намного шире того что было в византийские времена.
Но это не значит что нужно уничтожить весь парусный флот, который вполне способен служить верой и правдой.
А может я и не прав. В чем то одном, или во всем.
Разговаривал Рахманинов густым низким басом, негромко и неторопливо. Очень любил быстро ездить на автомобиле. Будучи близоруким человеком, управлял автомобилем без очков, что подчас приводило пассажиров в ужас.
Хотя Рахманинов терпеть не мог советскую власть и тосковал по утраченной старой России[11], известие о нападении Германии на СССР произвело на него огромное впечатление. В годы Великой Отечественной войны, охваченный почти паникой за судьбу родины, он дал в США несколько концертов, весь денежный сбор от которых направил в фонд Красной армии и советовал всем русским эмигрантам тоже внести свой вклад. Денежный сбор от одного из своих концертов передал в Фонд обороны СССР со словами: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу». Известно, что на деньги композитора был построен для нужд армии боевой самолёт. По некоторым данным, Рахманинов даже ходил в советское посольство, хотел поехать на родину незадолго до смерти.[
Ели зайти на сайт челябинского областного суда, и посмотреть на рассмотренные иски, то окажется что более 40% — иски о задержанной или не выплаченной заработной плате. Цифры ужасающие. Но если посмотреть на список ответчиков, то окажется что все это тот самый "малый бизнес", о неразвитости которого так сожалеют наши либералы и их заокеанские партнеры. Ведь у нас "малый бизнес" составляет менее трех процентов экономики. Но что будет с невыплатой зарплаты наемным работникам, если "малый бизнес" вырастет до вожделенных либералами 40%? И надо учесть то, что в суд подает едва один процент обманутых "малыми предпринимателями". Остальные 99% молча уходят.
И, казалось бы, есть решение — крупные олигархические структуры типа транснациональных компаний. Любой курбский скажет что ТНК это прекрасно. Они дают любому коену жрать черную икру ложками, на завтрак обед и ужин, тогда как малый бизнес даст такую цену, что коен сможет о черной икре только мечтать. Но беда в том что создавая продукт по низкой цене ТНК уничтожают и рабочие места и самобытность, глобализуя мир и типового гражданина мира, со штампованными, типовыми запросами. Мало того,ТНК вообще не растит икру, и не производит автомобили. ТНК делают деньги, а продукт, как таковой, их интересует только в плане прибыли.
Вроде бы есть третий выход — государство и его путинские шныри. Шныри могут привести в чувство малый бизнес, и ограничить законами деятельность ТНК. Но это в идеале. А в жизни шныри жрут икру малых предпринимателей, берут деньги у ТНК, и закрывают глаза на все нарушения. И малый бизнес продолжает наебывать граждан, а ТНК делать деньги вместо развития реальной экономики.

И какой же из этого вывод, на чью сторону встать бедному крестьянину?
Да ни на чью. Пока ТНК жрет малых, а малые подъедают шнырей, а шныри, в свою очередь, щемят ТНК, они овлекаются от выжимания соков из обычных людей.
Так что сожрите друг друга.
По разбитой набережной Невы, спотыкаясь о выщербленные гранитные плиты, брели две странные фигуры. За плечом той что пониже, болтался холщовый мешок с двумя округлыми предметами. На зеленой голове высокого красовалась шутовская капитанская фуражка с обвислыми полями.
Вокруг полыхал багровый закат. Солнце не могло пробиться сквозь тучи радиационной пыли, но поджигало их своими прощальными лучами, и тучи изливали на землю невыразимо яркий и ровный свет, съедавший контраст, но делавший предметы отчетливыми, и как бы светящимися изнутри. Это странное освещение усиливало цвета, и мир становился похожим на злой цирк — шапито, или картинку нарисованную недобрым художником, потерявшим чувство меры.
— Мочи нет больше, Кэп!
простонала невысокая фигура
— Давай здесь остановимся!
— Хрен с тобой, сволочь краснопузая, здесь так здесь. Я мешок развяжу, а ты доставай фунфырик Боярки.
грозно сказала фигура в капитанской фуражке

Сиське

Попке



Читать далее...
В начале было бытие. И чистое знание. И кроме этих двух качеств не было абсолютно ничего. Ни пространства, ни времени, ни вопросов ни даже ответов.
Внезапно, в монолите чистого, неиллюзорного бытия появилась черная точка творчества, сомнения, возникла некая флуктуация развития, намек на время и пространство. И, появившись, эта точка разрасталась, пока не разорвала бытие на мириады осколков, из которых образовалась наша вселенная. С её пространством, временем, вопросами и ответами.
И, с тех пор, мы умножаем знание, с каждым действием понимая что знаем все меньше, покоряем пространство, с каждым метром все отчетливей осознавая непостижимую необъятность нашего маленького мирка, и упорядочиваем универсум, понимая что процесс энтропии необратим.
Мы ходим по плоской Земле, но точно знаем что наша планета кругла. Видим как Солнце, ежедневно, ходит по нашему небосклону, но не сомневаемся в том что это Земля вращается вокруг Солнца. А само солнце вращается вокруг неведомого центра галактики, которая, в свою очередь, движется в хороводе своих сестер, подчиняясь неумолимому закону расширения. И вместе с тем, зная что мы невидимая песчинка на задворках, мы без всякого сомнения, сознаем себя центром мироздания.
Наше сознание с самого детства раздвоено, постмодерн съел наш мозг еще в колыбели.
Уходя от традиционалистского общества мы удаляемся от абсолюта, чистого знания и бытия. Но и попытки вернуться к архаике смешны. Они напоминают уловки лысеющих пижонов, прячущих плешь под хитрым зачесом.
По сути, главная, и самая привлекательная идея фашизма — возвращение к архаике. Но именно она и недостижима.
Мы обречены на развитие и творчество.
Но, возможно, это не лучший, хотя и неизбежный вариант.
Подумайте об этом.

Смотреть дальше…
Ну что же.
Посмотрел, почитал.
За время моего краткого отсутствия Нейтронов взял кредит, продал свою екатеринбуржскую (ну и словечко жэ) квартиру, и переехал в Питер работать коллектором. Денег у него хватило только на комнату в сгоревшей двухэтажке и стакан пива. Но лиха беда начало. Главное что его мечта исполнилась, и он начал встраиваться в пищевую цепочку в столицах. Пожелаем ему удачи, друзья!
Счастья, здоровья!
Дык изготовил наконец двуручный меч, из крылатого металла, и скоро порубит в капусту всех врагов российской науки. С чем его и поздравим заранее!
Остальные, по ранжиру и росу, пашут, сеют, строят и бездельничают.
Вот только схизматик Кулагин все упорствует в своих заблуждениях. И хотя наше долготерпение практически безгранично, оно размером превышает обозримую вселенную в несколько раз, но все же. Предел есть и у него.
И вот я, данною мне властью, говорю — Покайся Кулагин! Покайся пока не поздно! Искус либерализма еще не съел твою бессмертную душу! Она жива еще, и вопиет к тебе о спасении! Встань на колени, прочти двенадцать раз Кодекс Строителя Коммунизма, вызубри наизусть пятую и восьмую главы Краткого Курса ВКБ(б), и прочти гениальную статью Владимира Ильича "Материализм и эмпириокритицизм".
И встань же после, обновленным и очищенным от греха либерализма.
И не греши больше!

Ну вот правда, я не виноват.

Вспомните русских поэтов — Есенин, Блок, Лермонтов, Маяковский. Сплошное же богоискательство, сострадание и мечта о несбыточном. А теперь сравните с творчеством Нашего всего. Веселый хулиган и провокатор с коммерческой хваткой. Гениальный, да. Но совершенно нетипичный для русской поэзии и русской литературы. Пушкин это Битлз 19 века. Профессиональный и грамотный проект, не лишенный глубины, но коммерчески адаптированный, и потому настораживающий.

В общем, че тут скажешь — он просто лежал.

Проэкт наверняка масонский. Да что там, жыдомасонский! Они Пушкиным хотели извести сам русский дух, насаждая повсеместно творчество этого европеизированного хлыща.
© Кулаген
P.S.: Одним махом сказана правда про Пушкина «Битлз», Феликса Дзержинского и мировое правительство.


Он прекрасен, прекрасен в своей непосредственности.
Ну как им можно не восхищаться?