Кто тут сейчас
RSS


Когда и если некий незнакомец начинает нам доказывать что расширяющаяся вселенная, темная материя и энергия — фикция и наебалово для выкачивания денег, а в ответ на реплику — "ну есть ведь научные исследования, расчеты и наблюдения", говорит — "Покажи мне!, пока не увижу своими глазами, не поверю!"
Большинство граждан ответит — "Поправь шапочку из фольги"
Но когда, некий субьект, начинает доказывать что все религии — наебалово и мошенничество, а если люди, в ответ, пробуют приводить аргументы и доводы в пользу христианства, например, отвечает — "Покажи мне!", никто не воспринимает этого субъекта как недалекого фрика? Вопрос строения и возникновения мира волновали человека с самых ранних времен. И люди разработавшие полную и внутренне непротиворечивую систему, по крайней мере, достойны уважения.
Есть ли среди попов мошенники — да наверняка есть. А что, среди физиков и астрономов их мало? И что, наличие мошенников, или просто людей строящих свое личное благополучие при помощи околонаучных структур, это повод отказаться от науки?
Я, кстати, понимаю Дугина. Он постмодернист. И его полоскоземельный мир сложен, красив и логичен. Но может ли кто нибудь из религиомахов похвастаться такой же сложной, интересной и логичной картиной мира?
Этот район построили пленные марсиане
поэтому с высоты собачьего полета
он выглядит словно ухо

иногда сюда забредает мужик
который что-то кричит оксане
но зато здесь весной сухо
и осенью тоже сухо

в общем
по-моему
это хорошее место

короче

видите как художественно
отслаивается краска
и если раньше жизнь ваша
была не очень
то здесь она тоже
не будет сказкой
АЛЕКСАНДР САМОЙЛОВ

Весь этот дискурс очень стар. Я его еще в начале восьмидесятых слышал. И тогда отчасти верил. Типа — вот на Западе двести сортов колбасы а у нас одна докторская и мясо с костями. Разогнать к хуям этих бездельников — крестьян и покупать колбасу в Германии. Или — вот на Западе магнитофоны с лампочками и кассетники выдают качество живого симфонического оркестра, а у нас ломающееся и шипящее говно. Разогнать к хуям эти заводы а магнитофоны покупать в Японии. Но вот, в "святые девяностые" у нас появилось двести сортов колбасы и японские магнитофоны. Но только люди, выгнанные из колхозов и заводов могли есть одни макароны с хлебом, а если и покупали китайские магнитофоны с лампочками и по 20 000 ватт выходной мощности, то качество звука там было такое что худшие образцы советской техники были недостижимым идеалом.
Немцы и американцы не возмущаются "Почему мы должны покупать дорогое американское и европейское железо, алюминии, титан? Почему нам не дают покупать дешевое русское?" И почему либеральные западные правительства делают все чтобы третьи страны не покупали наше, дешевое и качественное, оружие?
Своего производителя поддерживает любое нормальное правительство, даже если у него во внешней политике сверхлиберальный дискурс.
А все эти разговоры, про "говенные отечественные телевизоры" подводят нас к одной мысли — самой судьбой нам назначено быть сырьевой базой запада. И даже оборудование для добычи надо закупать на Западе. И тогда наступит счастье и мир. Только работники либеральных изданий, попивая кофеек в "Жанжаке" будут с сожалением рассуждать о бедных невписавшихся в рынок совках.

Главный вопрос, по моему, даже не то как определить что такое интеллект, а понять что мы хотим то него, искусственного. Особенно в плане "мировго господства". Если мы хотим создать идеальную "экспертную систему", которая нам будет помогать решать тактические задачи, находить самый правильный путь для решения поставленных перед ней, четко сформулированных, вопросов, то пути к "мировому господству" нам такой ИИ не укажет.
А если мы хотим "мирового господства", то нам нужен нименно "Deus ex machina".
Но кто может предвидеть логику Deus, тем более "ex machina"?

продолжение

Тут некоторые утверждают что у нас с "цивилизованными странами" общий путь, только мы немножечко отстаем. Якобы надо только чут-чуть подождать, и у нас будет такое же соц. обеспечение и та же свобода личности. Так вот, спешу обрадовать авторов этого утверждения. У нас действительно общий путь. Но это общий путь Ходжи насреддина и его осла. И мы, в этом перформансе, изображаем отнюдь не Насреддина. А роль морковки играет соц. обеспечение и свободы.
Вы скажете — вот в восемнадцатом веке, когда в Европе произошли буржуазные революции, капиталист освободил личность, потому что, якобы, наемный труд выгоднее рабского.
Да нифига же подобного! Просто европейские работяги девятнадцатого века были готовы с оружием бороться за свои права. И они их получили. А убыток буржуи компенсировали жесточайшей эксплуатацией рабов в колониях. А так же получением дешевых продуктов рабского труда из стран капиталистической периферии. Таких как Россия, Турция, Персия.
Парадоксально что даже рост производства и иностранные инвестиции способствуют только увеличению оттока капитала. Не говоря о периодах кризиса и спада.
Только "выключение" страны, в социалистический период, из общей капиталистической системы, позволило создать в России приемлемое соц. обеспечение, относительную свободу, развивать науку, создавать собственные машины, станки и другое оборудование.

Тактически то конечно, шныри и воруют, и взятки берут.
Но стратегически, шныри создали новый "Кодекс о труде" который способствует намного более жесткой эксплуатации работника, и ведут протекционистскую политику для наших товаров на внутреннем рынке. Все это вполне укладывается в логику мировой кап.системы. А нешныревская, навально — касьяновская альтернатива, это свободный рынок, отмена протекционизма на внутреннем рынке, и как следствие — смерть национального товарного производства.
Так чего же тебе еще надо, собака?
– Я и раньше замечал за ним странности, – начал рассказ Кулакин, отхлебнув кофе, обильно сдобренный коньяком. – Мы частенько играли в преферанс по субботам. Да вы знаете, компанию нам нередко составляли Киберман и Кононов.
– И я пару раз принимал участие, – кивнул головой Максюта, – но, прошу заметить, исключительно в зимний период. Летом у меня пасека.
– Я тоже заходил, но ничего странного не заметил. Разве что пили вы за этим преферансом как кони. – Усмехнулся Свинстунов.
– Преферанс – это отдых, как любил говорить доктор – ритуал, а стол… ну, в смысле выпивка и закуска… стол в этом случае, это структурная часть ритуала, он необходим для приветствий, – кивнул головой Кулакин, – но выпивали мы в меру и всегда с хорошей закуской.
– Какие приветствия? – Спросила Ольгина, которая из карточных игр помнила только «Дурака» и «Косынку».


Читать далее...