Сразу оговорюсь — фильм "Гостья из будущего" я не смотрел, о сюжете и главных героях имею весьма смутное представление, и потому, прошу строго не судить, если какие-нибудь предположения пойдут наперекор содержанию и идее киноленты.

Предположим прибыла Алиса в восьмидесятые, там в нее влюбился Коля Герасимов, в которого была влюблена Юля Грибкова.
Затем Юля выросла, выучилась, в институте занялась общественной деятельностью, и дальше двинула по парт-хоз линии. Получила назначение в физико-техническое НИИ, занимающееся проблемами перемещений во времени, заняла должность старшего администратора а затем и директора.
Затаив обиду на юную путешественницу, отбившую у нее возлюбленного, Юля рубит все перспективные темы, и продвигает заведомо гиблые. В результате, ко времени Алисиного отрочества, нет ни машины ни путешествий. И теперь все у Юли складывается прекрасно.
Но.
Счастливая Юля не активничает на комсомольских собраниях, не двигается по партийной линии и устраивается скромным технологом на завод.
НИИ, без чуткого Юлиного руководства, осуществляет прорыв в науке, и Алиса улетает в объятия Коли.
Юля опять несчастна, что снова побуждает её стать директором и тормозить развитие советской науки
И вот мы получаем петлю времени, в которую попала вся наша вселенная, из-за одной маленькой засранки.
Кстати, куда пропал fenec-fox?

Копетан раздвоился и исчез. Чатег становится похож на кинуху "10 негритят"
Кто следующий?

Тут некоторые утверждают что у нас с "цивилизованными странами" общий путь, только мы немножечко отстаем. Якобы надо только чут-чуть подождать, и у нас будет такое же соц. обеспечение и та же свобода личности. Так вот, спешу обрадовать авторов этого утверждения. У нас действительно общий путь. Но это общий путь Ходжи насреддина и его осла. И мы, в этом перформансе, изображаем отнюдь не Насреддина. А роль морковки играет соц. обеспечение и свободы.
Вы скажете — вот в восемнадцатом веке, когда в Европе произошли буржуазные революции, капиталист освободил личность, потому что, якобы, наемный труд выгоднее рабского.
Да нифига же подобного! Просто европейские работяги девятнадцатого века были готовы с оружием бороться за свои права. И они их получили. А убыток буржуи компенсировали жесточайшей эксплуатацией рабов в колониях. А так же получением дешевых продуктов рабского труда из стран капиталистической периферии. Таких как Россия, Турция, Персия.
Парадоксально что даже рост производства и иностранные инвестиции способствуют только увеличению оттока капитала. Не говоря о периодах кризиса и спада.
Только "выключение" страны, в социалистический период, из общей капиталистической системы, позволило создать в России приемлемое соц. обеспечение, относительную свободу, развивать науку, создавать собственные машины, станки и другое оборудование.

Тактически то конечно, шныри и воруют, и взятки берут.
Но стратегически, шныри создали новый "Кодекс о труде" который способствует намного более жесткой эксплуатации работника, и ведут протекционистскую политику для наших товаров на внутреннем рынке. Все это вполне укладывается в логику мировой кап.системы. А нешныревская, навально — касьяновская альтернатива, это свободный рынок, отмена протекционизма на внутреннем рынке, и как следствие — смерть национального товарного производства.
Так чего же тебе еще надо, собака?


Не, мне бы при Сталине было невесело. Хотя, приспособился ведь к ельцинскому времени. А это явления одного порядка, в сущности. Только с разными знаками. Оба режима пытались насильно втащить людей в счастье, и искренне верили в свою абсолютную правоту.
И считали допустимым и желательным уничтожение оппонентов, и даже просто несогласных, экономическими или внеэкономическими методами.
А вот не замечали что сталинисты на авто приклеивают карточку лицом вовне, в отличии от христиан, ставящих иконки лицом к водителю.
Совпадение?
Не думаю.
В начале было бытие. И чистое знание. И кроме этих двух качеств не было абсолютно ничего. Ни пространства, ни времени, ни вопросов ни даже ответов.
Внезапно, в монолите чистого, неиллюзорного бытия появилась черная точка творчества, сомнения, возникла некая флуктуация развития, намек на время и пространство. И, появившись, эта точка разрасталась, пока не разорвала бытие на мириады осколков, из которых образовалась наша вселенная. С её пространством, временем, вопросами и ответами.
И, с тех пор, мы умножаем знание, с каждым действием понимая что знаем все меньше, покоряем пространство, с каждым метром все отчетливей осознавая непостижимую необъятность нашего маленького мирка, и упорядочиваем универсум, понимая что процесс энтропии необратим.
Мы ходим по плоской Земле, но точно знаем что наша планета кругла. Видим как Солнце, ежедневно, ходит по нашему небосклону, но не сомневаемся в том что это Земля вращается вокруг Солнца. А само солнце вращается вокруг неведомого центра галактики, которая, в свою очередь, движется в хороводе своих сестер, подчиняясь неумолимому закону расширения. И вместе с тем, зная что мы невидимая песчинка на задворках, мы без всякого сомнения, сознаем себя центром мироздания.
Наше сознание с самого детства раздвоено, постмодерн съел наш мозг еще в колыбели.
Уходя от традиционалистского общества мы удаляемся от абсолюта, чистого знания и бытия. Но и попытки вернуться к архаике смешны. Они напоминают уловки лысеющих пижонов, прячущих плешь под хитрым зачесом.
По сути, главная, и самая привлекательная идея фашизма — возвращение к архаике. Но именно она и недостижима.
Мы обречены на развитие и творчество.
Но, возможно, это не лучший, хотя и неизбежный вариант.
Подумайте об этом.

Смотреть дальше…