Фотка

Один человек захотел спилить голубую ель у проходной трубного завода. И сделал это.
До Нового Года оставалось буквально пара часов, на столе портилось холодное спиртное и горячие закуски. Но в доме не было главного символа торжества. И это заметила, пришедшая с корпоратива, жена человека. Наблюдательная супруга тут же принялась пилить будущего лесоруба, и в конце пространной тирады выдала цитату из мульта — "Без елки не возвращайся, а вот с елкой, наоборот, возвращайся".
И куда было деться бедняге, елочные базары в десять вечера, 31 декабря, уже не работают. Хотя это очень странно. Ведь когда еще человеку может понадобиться елка, если не перед Новым Годом? Ну не на День России же.
Елочные базары закрыты, а вот опорные пункты милиции открыты всегда. И у патрулей милицейских, на человеческие праздники, наступает самый пик активности. Не умеют правоохранители ценить ни изобретательности ни находчивости. Хотя в чувстве юмора им не откажешь, паковал патруль, городского лесоруба, со смехом и шутками.
Повеселились, оформили протокол, и отпустили домой. Правда под утро и без елки. Впрочем, это тоже логично. Кому нужна елка утром, первого января?
Все бы закончилось крупным штрафом, но директор трубного очень любил свои голубые ели. Возможно он вообще трепетно относился ко всему голубому.
И, по настоятельно просьбе главы предприятия, человеку впаяли три года. Могли бы дать пять, но тут сказались другие факторы. Как говорится — не всем котам по яичку к христову дню.

А еще один деятель отсидел по малолетке за воровство консервированных помидоров из погребов добропорядочных бюргеров, а потом пошел работать в ментовку (не знаю как унего это получилось, но факт налице, правда было это в девяностых), и погорел на том что стал останавливать всех водителей в родномпоселке и требовал сних взятку. Остановил какого- то ментовского начальника, и на этом его ментовская карьера закончилась.

Это я к тому, что бояться своих желаний может и не надо. Но иногда лучше подрочить любить себя с осторожностью.?
Я, по натуре, человек мягкий, можно даже сказать либеральный. Расстрелы и тюремные сроки не люблю. И потому, в случае прихода к власти, предлагаю буржуев не прессовать а вырезать, например, из их мозга центр жадности. Ну а тех кому и это не поможет, гуманно усыплять в вет. лечебницах, под наблюдением отзывчивых и чутких профессионалов.

И вот каково мне, при моей мягкой и отзывчивой натуре, слушать наши новости? То Мару Багдасарян вспомнят, то про бузу вокруг Исаакия расскажут.

За что Мариной мордой мне в харю тычут, вот за что, а? Типа вот есть мокрощелка, двадцати с небольшим, катается на авто, стоимостью со всю мою деревню, ебет в рот всех столичных ментов, а чего добился ты?

Или с собором, обе тяжущиеся стороны называют друг друга пидарасами. Протестующие говорят что все попы типа того, да и поступают они как эти. А попы говорять что все протестующие — геи и либеральные журналисты, ну или примкнувшие к ним.

Я готов поверить и тем и другим, но ведь суть вопроса от этого не изменится. Уголовную ответственность за содомию у нас отменили, и мужеложцы имеют все те же права что и нормальные граждане.

И что из этого следует? Ну какие есть разумные выходы?

Я вижу только один — Мару — в президенты, а рядом с Исаакиевским собором построить еще один — Абрамовский.

А потом, разыграть между тяжущимися сторонами в лотерею.

И пусть все идет своим чередом. Мажоры мажорят, протестаны протестуют, а гомики ебут друг друга в жопы, во славу возлюбленного отечества.
Я, как работяга, просто не могу этот день не отпраздновать. Выпьем же друзья, за романтиков, мечтавших сделать мир лучше, за аферистов, отхвативших кусок который было не прожевать даже и их внукам, за философов придумавших идеальных сферических коней в вакууме, за практиков не побоявшихся своего пота и чужой крови ради воплощения.
И за сотни тысяч солдат и гражданских, погибших с обоих, да нет, со всех сторон той самой Гражданской Войны.
И за миллионы крестьян ставших топливом революции и индустриализации.
А так же за то чтобы контрреволюционный, реакционный период был недолгим, а последующее за ним движение вперед — бескровным.
И монумент русского Баха из Каслей, на память.



Отсюда


отсюда

Сиське

Попке
Ползунов. Рассказ Свинстунова

Свинстунов закусил «Столичную» бутербродом с копченой колбасой, вытер губы платком и принялся рассказывать.
– Давным-давно, ещё в советские времена, был я в командировке на Алтае, на одном Барнаульском предприятии. Там мне и рассказали эту легенду.

Читать далее...