текст
Под Волгоградом пьяный мужчина избил полицейского за отказ обниматься

Лесной посмотрел им вслед. Невесело сплюнул на бревенчатый пол. – Ну-ка, вы, шестеро, идите сюда! – приказал он карликам. Они нерешительно подошли. – Знаете, что это? – Лесной продемонстрировал им длинный железный прутик, заостренный на концах. – Волшебная палочка? – Нет. Не угадали. Это – шампур. Карлики стояли словно парализованные и испуганно рассматривали прутик. – Сампур, – тихо шепелявя, повторил один из карликов. Лесной по очереди насадил их на острие и, медленно поворачивая над угасающим костром, зажарил.
Хорошие тексты пишет "Русский Стивен Кинг" и "Королева русского хоррора". Каких-то глубоких философских идей и смыслов, я в тексте не нашел, возможно просто туповат. Но язык — красивый и разнообразный. Сочный и душистый я бы сказал. Да и сюжет цепляет.

За ужином рассказываю про репетицию, а папа спрашивает: "А знаете, что в "Ревизоре" самое главное?" – "Обличение?" – "Нет". – "Немая сцена?" – "Нет". – "Тогда что?" – "Самое главное – это как Бобчинский просит передать царю, что есть такой Петр Иванович Бобчинский". – "Почему?" – "Это нельзя объяснить. Это можно только понять"
Михаил Шишкин

Итак, жаркое июльское утро, я, с пионеркой, сижу на теннисном столе, в тени куста черемухи. Завтрак недавно закончился а до обеда целая вечность. Она болтает ножками и мило щебечет о том что наш вожатый, Коля, и их Люда заперлись в бельевом складе и долго не выходят. Я, подстраиваюсь под амплитуду качаний её ног, и легонько пинаю по кожанной пятке сандалия. Голень взлетает намного выше расчетной величины, и пионерка кричит — "Ну чего ты!".



порно-версия
Решил скачать для нового ридера "Сто лет одиночества" Маркеса, так это сейчас почти невозможно. Все официальные библиотеки пишут — "Данная книга недоступна в связи с жалобой правообладателя" и предлагают скачать ознакомительный фрагмент. Ознакомительный!!! Из книги "Сто лет одиночества"!!!
А для того чтобы купить её, предлагают перейти на ЛитРес и заплатить 149 руб. И я заплатил по своему малоумию. Но мне, на почту, пришла ссылка на скачивание не книги а программы Литресовской. Которую нужно установить на комп, указав, предварительно, кучу личных данных.
Плюнул на 149руб и политику авторских прав, пошел на Флибусту и скачал оттуда.
Я уважаю труд писателя и переводчика, и готов его оплачивать, но сука, что за шулерская манера втюхать мне, за мои же деньги, какую то левую программу которая будет неизвестно чем заниматься на моей машыне!
Все буржуи будут гореть в аду!

Сразу оговорюсь — фильм "Гостья из будущего" я не смотрел, о сюжете и главных героях имею весьма смутное представление, и потому, прошу строго не судить, если какие-нибудь предположения пойдут наперекор содержанию и идее киноленты.

Предположим прибыла Алиса в восьмидесятые, там в нее влюбился Коля Герасимов, в которого была влюблена Юля Грибкова.
Затем Юля выросла, выучилась, в институте занялась общественной деятельностью, и дальше двинула по парт-хоз линии. Получила назначение в физико-техническое НИИ, занимающееся проблемами перемещений во времени, заняла должность старшего администратора а затем и директора.
Затаив обиду на юную путешественницу, отбившую у нее возлюбленного, Юля рубит все перспективные темы, и продвигает заведомо гиблые. В результате, ко времени Алисиного отрочества, нет ни машины ни путешествий. И теперь все у Юли складывается прекрасно.
Но.
Счастливая Юля не активничает на комсомольских собраниях, не двигается по партийной линии и устраивается скромным технологом на завод.
НИИ, без чуткого Юлиного руководства, осуществляет прорыв в науке, и Алиса улетает в объятия Коли.
Юля опять несчастна, что снова побуждает её стать директором и тормозить развитие советской науки
И вот мы получаем петлю времени, в которую попала вся наша вселенная, из-за одной маленькой засранки.
Кстати, куда пропал fenec-fox?

Зало́жные поко́йники (рус. нечистые покойники, мертвяки, нави, навь — по славянским верованиям, умершие неестественной смертью люди и не получившие после смерти успокоения. Считалось, что они возвращаются в мир живых и продолжают своё существование на земле в качестве мифических существ.
У восточных славян таких покойников было принято хоронить на обочинах дорог, особенно на перекрёстках, а также на меже. В Древней Руси существовал дохристианский обычай после сожжения собирать прах умерших в сосуд и оставлять «на столпе, на путехъ».

Несмотря на противодействие таким обычаям со стороны церкви, данные поверья были настолько сильны, что в результате появляются отдельные кладбища (скудельницы) — «убогие дома», в просторечии называемые «божедомы», «божедомка», представляющие собой простые участки, загороженные досками или кольями
Водитель Toyota Land Cruiser рассказал, почему сбил медика в Екатеринбурге

Кому интересно, обратитесь к первоисточнику, а я перескажу своими словами.
Потомственный новый русский привез своего дедушку в больницу. Припарковался по всем правилам, посередине дороги. И все бы было ровно, но тут представители нарождающегося сословия медиков начали качать права. Вышла потасовка с мордобоем и оскорблениями.
Из всего этого автор статьи и комментаторы делают выводы что нового русского надо немедленно распять, в назидание. Предлагают самые разные методы воспитания, из которых самый мягкий — "двушечка".
А по мне так обое хороши.
Довелось мне тут, после почти тридцатилетнего перерыва, посетить местную поликлинику. Зрелище, я вам скажу,печальное. С температурой под сорок я пришел в регистратуру. А там место для очереди больных сократили раза в четыре. На приеме, в широченной светлой комнате за стеклом сидят две клуши, и что-то медленно набивают одним, на двоих, пальцем на клавиатуре компьютера. Прием ведет одна, а вторая отдыхает, закрыв окошечко тетрадкой. А на шести квадратных метрах темного коридорчика теснятся человек двадцать страждущих помощи. Минут через сорок я получил направление к терапевту. Кабинеты врачей перенесли на этаж где при СССР был стационар с больными. В просторных палатах сидят врачи, а в темных коридорчиках больные, стоя, часами дожидаются своей очереди. И "часами" это не фигура речи и не преувеличение. Я полтора часа простоял оперевшись о стенку, на тесной лавочке сидели две бабушки с травмами ног, дожидавшиеся перевязки.
Врач измерила температуру и тут же отправила меня на анализы, скороговоркой назвав кабинеты и выписав направления стандартным врачебным почерком. Я попытался уточнить номера кабинетов в регистратуре, у отдыхавшей регистраторши, но та меня откровенно послала. Спасла меня, от вечных скитаний милая девочка — медсестра, которую я поймал за рукав халатика. Она вежливо и понятно рассказала что, как и в какой последовательности надо делать. Хотя, как раз ей, это было совершенно не нужно, и никак не входило в её обязанности.
А в начале двухтысячных у меня умирал отец. Да, скорая приехала быстро. И довезла его до больницы тоже быстро. А потом санитары положили его на каталку, и он лежал там пока я не приехал, и не занялся тем чтобы хоть кто-нибудь его осмотрел.
К чему я все это нопейсал?
Да к тому что сейчас вся страна бьется за то чтобы ввести особую ответственность за помехи медикам, какая уже есть за помехи правоохранителям и прочим представителям власти. Что, по сути, и есть сословные привилегии.
А по мне, так вырастив в противовес поднявшимся в девяностые новым русским, казенные сословия медиков, педагогов, правоохранителей, чиновников, армейских и других, мы вряд ли приблизимся к справедливому обществу.
И те и другие кормятся на работяге, и самоутверждаются за его счет.