Человека, который постоянно берет займы в "быстроденьги", и отдает половину заработанного банкирам, вряд ли кто-то назовет разумным. Но, с другой стороны, начинать масштабные проекты "на свои", типа начав с торговли пирожками дорасти до производства тракторов, может у кого и получится но не за одно поколение. Современные технологии тоже никто просто так не отдаст.
Но постоянный отток капитала — обратная сторона инвестиций.
РИ, в начале двадцатого века, не смотря на бурное развитие промышленности, оставалась одной из самых бедных стран Европы именно потому что значительная доля прибыли вывозилась инвесторами.

Киски
Решил скачать для нового ридера "Сто лет одиночества" Маркеса, так это сейчас почти невозможно. Все официальные библиотеки пишут — "Данная книга недоступна в связи с жалобой правообладателя" и предлагают скачать ознакомительный фрагмент. Ознакомительный!!! Из книги "Сто лет одиночества"!!!
А для того чтобы купить её, предлагают перейти на ЛитРес и заплатить 149 руб. И я заплатил по своему малоумию. Но мне, на почту, пришла ссылка на скачивание не книги а программы Литресовской. Которую нужно установить на комп, указав, предварительно, кучу личных данных.
Плюнул на 149руб и политику авторских прав, пошел на Флибусту и скачал оттуда.
Я уважаю труд писателя и переводчика, и готов его оплачивать, но сука, что за шулерская манера втюхать мне, за мои же деньги, какую то левую программу которая будет неизвестно чем заниматься на моей машыне!
Все буржуи будут гореть в аду!

Можно сказать что Бабченко посмеялся над теми, кто смеялся над его смертью. Но если вспомнить что этот журналист обсмеял практически каждую трагедию, происходившую в России, то действие начинает напоминать коридор из магических зеркал зла, или дурную посмодернистскую книжку, в которой случайность стоит выше таланта и стиля.
Мир, в котором вымышленное зло органично переплетается с реальностью — совершенно новый этап развития общества. Теперь, доверять СМИ, даже перепроверив информацию из разных источников, становится делом наивным и глупым. И тут Украина действительно совершила революцию.

В середине восьмидесятых, прикольные пестни Лозы и Александра Новикова, были альтернативой чугунному пафосу Макаревича и Гребенщикова. Лоза как был нонконформистом и разрушителем смыслов, так и остался им. Как в, монументальной и академичной, советской эстраде должны были появится рокеры и панки, так и в среде андеграунда возник феномен Лозы, уравновешивающий и возвращающий к реальности, из мира внесоветской и общечеловеческой морали. Буддистский ленинский принцип единства и борьбы противоположностей действует в любой, даже бесконечно малой, части социума.
Я люблю песенки Цеппелинов и музыку Моцарта, но меня нисколько не задели слова Лозы о 80% самоповторов и расстроенных инструментах. Даже не знаю почему. Может быть от того, что это совершенно мозголомное, и потому забавное утверждение.
К тому же, среди его ироничных, на грани издевательства, песенок встречались искренние вещи.

Копетан раздвоился и исчез. Чатег становится похож на кинуху "10 негритят"
Кто следующий?

1. Синяя таблетка

Однажды весною, в небывало холодный май, в Москве, на Чистых прудах, появились два гражданина. Первый из них был бородат, а второй имел несколько восточную наружность.

Прохожие, спешащие со станции метро на трудовую вахту, этим зябким утром, с недоумением глядели на двух солидных господ запросто усевшихся на бетонном парапете и закинувшим лески в свинцовые воды пруда. Удилища у господ были самые, что ни на есть, брендовые. Но не это должно привлечь наше внимание к необычной паре. И даже не их выбор места для рыбалки. И не то что бородатый частенько пользовался назальным спреем. А их высокоинтеллектуальная беседа.

- Раньше здесь только москвичи рыбачили — басил бородатый — а сейчас понаехали.
- Ну как вы можете так говорить, камрад Нотонзон! — запальчиво вторил человек восточной наружности — ведь это чистая сегрегация! Даже фотограф может выбросить свой аппарат, и стать обычным человеком, а "понаехавший" это пожизненное клеймо.
- Вот так, дорогой Кулачковский, и я тоже, рыбача с вами, становлюсь немного понаехавшим. Увяз коготок — всей птичке пропасть!

И вдруг Нотонзон хлопнул себя ладонью по лбу.

Читать далее...
В начале было бытие. И чистое знание. И кроме этих двух качеств не было абсолютно ничего. Ни пространства, ни времени, ни вопросов ни даже ответов.
Внезапно, в монолите чистого, неиллюзорного бытия появилась черная точка творчества, сомнения, возникла некая флуктуация развития, намек на время и пространство. И, появившись, эта точка разрасталась, пока не разорвала бытие на мириады осколков, из которых образовалась наша вселенная. С её пространством, временем, вопросами и ответами.
И, с тех пор, мы умножаем знание, с каждым действием понимая что знаем все меньше, покоряем пространство, с каждым метром все отчетливей осознавая непостижимую необъятность нашего маленького мирка, и упорядочиваем универсум, понимая что процесс энтропии необратим.
Мы ходим по плоской Земле, но точно знаем что наша планета кругла. Видим как Солнце, ежедневно, ходит по нашему небосклону, но не сомневаемся в том что это Земля вращается вокруг Солнца. А само солнце вращается вокруг неведомого центра галактики, которая, в свою очередь, движется в хороводе своих сестер, подчиняясь неумолимому закону расширения. И вместе с тем, зная что мы невидимая песчинка на задворках, мы без всякого сомнения, сознаем себя центром мироздания.
Наше сознание с самого детства раздвоено, постмодерн съел наш мозг еще в колыбели.
Уходя от традиционалистского общества мы удаляемся от абсолюта, чистого знания и бытия. Но и попытки вернуться к архаике смешны. Они напоминают уловки лысеющих пижонов, прячущих плешь под хитрым зачесом.
По сути, главная, и самая привлекательная идея фашизма — возвращение к архаике. Но именно она и недостижима.
Мы обречены на развитие и творчество.
Но, возможно, это не лучший, хотя и неизбежный вариант.
Подумайте об этом.

Смотреть дальше…