Кто тут сейчас
deMax
kermit
Дык
Просто читают: 2
RSS
В 1307 году Филипп Красивый решил арестовать всех храмовников Франции. Легенда, однако, гласит, что за два дня до того как были подписаны ордера на арест, некий воз, груженный свежим сеном и влекомый быками, выехал из ворот Храма, в Париже, и взял неизвестный курс. Говорили, что в нем спряталась группа рыцарей под водительством некоего Омона и что они укрылись в Шотландии, объединившись вокруг ложи каменщиков в Килвиннинге. Согласно этой легенде, рыцари-храмовники внедрились в бригады каменщиков, которым и передали секреты Храма Соломона.


Посмотрел вчера новый фильм Юрия Быкова, ну и заодно самый первый — "Жить". Не могу не отметить превосходную работу оператора. Снято отлично. Тут не только нет вопросов к качеству картинки, но остается только восхищаться профессионализмом.
В остальном — сквозная тема всех фильмом Быкова "я Дартаньян а вокруг одни пидарасы", очень слабая игра актеров (они бы в немых фильмах смотрелись органично), неубедительный и нелогичный сюжет, вымученные диалоги. Ощущение что режиссер и сценарист не только ни разу в жизни не видели ни одного жулика, но и с нормальными людьми практически никогда не общался. Наверное они живут в какой-то башне из слоновой кости.
В общем не шедевр, но посмотреть стоит. Хотя бы из-за красивой картинки.
Прочитал книжку Дональда Рейфилда "Грузия. Перекресток империй" Местами занимательно, местами небезынтересно. Правда автор настроен резко антисоветски и местами антирусски, но у каждого свои недостатки.



Спецыально для жытелей Газгольдера предлагаю набор цытат из книжки. Избранные места, которые меня удивили или развеселили. Наслаждайтесь.

Греки верили, что мы живем, чтобы быть счастливыми. Для греков совершенно естественно было рассуждать, что цель политики — сделать граждан счастливыми. Политика делает это при помощи воспитания, законодательства и всего, что способствует тому, чтобы люди научились быть счастливыми и достигли этого предельного блага. Этот способ ориентации отличает классическую философию от современной политической философии: современные мыслители говорят о счастье слишком стыдливо. Но тогда возникает вопрос: как то, что они говорят, соотносится с таким понятным ориентиром, как счастье?
Приговоренный к смертной казни гражданин Малави Байсон Каула трижды оказывался на пороге смерти, но каждый раз избегал ее, потому что у палача заканчивался рабочий день. Так продолжалось до тех пор, пока в стране не отменили смертную казнь.

Это случилось в конце правления президента Хастингса Банды, который возглавлял страну с 1964 года. Байсон четко помнит тот ужас, с которым он ожидал своей очереди к "машине смерти", как он ее называет.

"Когда мне сказали: ты можешь идти в секцию приговоренных и ждать своей очереди на виселицу, я почувствовал, что я уже умер", — вспоминает Байсон.

В то время в регионе был всего один палач — южноафриканец, который ездил из страны в страну и приводил приговоры в исполнение. Раз в два месяца он приезжал в Малави, и тогда заключенные в камерах смертников понимали, что время на этом свете для некоторых из них истекло.

Однажды Байсону сказали, что его имя включено в список из 21 человека, которых должны были повесить через несколько часов. Охранник объявил ему, что приведение приговоров в исполнение начнется в 13:00 и ему самое время начинать молиться.

В 15:00 палач закончил работу, не дойдя до конца списка. Трое заключенных, включая Байсона, должны были ждать его возвращения.

"Он был единственным, кто управлял этой машиной. И, как я понимаю, в тот день он сказал: нет, это уже перебор, я вернусь через месяц", — говорит Байсон.

То же самое повторилось еще дважды. Составлялся список подлежащих казни, однако палач не успевал повесить всех, кто был в него включен. И каждый раз Байсон оказывался среди тех, кто к концу дня обнаруживал себя все еще живым.

На третий раз были казнены все внесенные в список смертники, кроме него.

В какой-то степени он был счастливчиком, но эта удача не прошла ему даром: из-за пережитого стресса он дважды пытался покончить с собой, но оба раза безуспешно.

После установления S&D в Малави в 1994 году исполнение всех смертных приговоров было остановлено.
Наше общество с удовольствием наблюдает за публичной поркой медийных персонажей. Мары Багдасарян, саратовской чиновницы, Кокорина и Мамаева. При этом все знают, объекты порки не делают ничего хоть как- то выходящего за рамки обычного поведения их социальных групп. А власть выбирает совершенно случайных мажоров и чиновников чтобы назначить их виноватыми и выпустить пар недовольства и зависти. Но никто не хочет замечать чудовищность и несправедливость механизмов перераспределения доходов в обществе, которое мы построили.
Это как с дедовщиной в армии, когда даже духи, прослужившие месяц, мечтают не об устранении причины их униженного состояния, а о том как они сами станут дедушками.
Мы счастливы тем что в обществе есть люди еще более несчастные чем мы, и тем что люди из элиты могут быть, совершенно случайным образом (читай — несправедливо) подвергнуты карам волею высшей власти.
О таком ли обществе, с первобытной моралью, говорили нам идеологи перестройки?
И если это и правда наша цель, то действительно наступил конец истории. Змея человеческого социума укусила себя за хвост. Ведь наша нынешняя мораль намного ниже даже средневековой.



Текст