Текст
1. Синяя таблетка

Однажды весною, в небывало холодный май, в Москве, на Чистых прудах, появились два гражданина. Первый из них был бородат, а второй имел несколько восточную наружность.

Прохожие, спешащие со станции метро на трудовую вахту, этим зябким утром, с недоумением глядели на двух солидных господ запросто усевшихся на бетонном парапете и закинувшим лески в свинцовые воды пруда. Удилища у господ были самые, что ни на есть, брендовые. Но не это должно привлечь наше внимание к необычной паре. И даже не их выбор места для рыбалки. И не то что бородатый частенько пользовался назальным спреем. А их высокоинтеллектуальная беседа.

- Раньше здесь только москвичи рыбачили — басил бородатый — а сейчас понаехали.
- Ну как вы можете так говорить, камрад Нотонзон! — запальчиво вторил человек восточной наружности — ведь это чистая сегрегация! Даже фотограф может выбросить свой аппарат, и стать обычным человеком, а "понаехавший" это пожизненное клеймо.
- Вот так, дорогой Кулачковский, и я тоже, рыбача с вами, становлюсь немного понаехавшим. Увяз коготок — всей птичке пропасть!

И вдруг Нотонзон хлопнул себя ладонью по лбу.

Читать далее...
Для начала небольшая цитата —
К Тадео Исидоро Крусу, не умевшему читать, откровение явилось не из книги — он увидел себя в другом человеке, попавшем в суровую переделку. А было так.

В последние дни июня месяца 1870 года он получил приказ поймать злоумышленника, виновного перед правосудием в двух смертях. Человек этот бежал из войск, которыми командовал на Южной границе полковник Бенито Мачадо; однажды по пьянке в публичном доме он убил негра, а в другой раз, тоже во время попойки, — подвернувшегося под руку сторонника Росаса; в сообщении указывалось, что родом он из Лагуна-Колорада. Именно в этом месте сорок лет назад настигла беда повстанцев, и тела их остались там на радость воронью и бродячим псам; оттуда вышел Мануэль Меса, которого казнили на площади Победы под грохот барабанов, старавшихся заглушить его гнев; отсюда же был и неизвестный, что зачал Круса, а сам погиб во рву от смертельного удара саблей, воевавшей в Перу и в Бразилии. Крус позабыл название места, но теперь с лёгким и необъяснимым беспокойством узнал его. Преступник, уходя верхом на лошади, петлял по зарослям; и всё-таки солдаты окружили его ночью двенадцатого июля. Он схоронился в высоком жнивье. Тьма была почти непроглядная; Крус со своими людьми, спешившись, осторожно подступал к зарослям, в колеблющейся глубине которых спал или подстерегал их неведомый человек. Закричала птица чаха; Тадео Исидоро Крусу показалось, будто однажды он уже пережил этот миг. Преступник вышел из укрытия, чтобы сойтись с ними в открытом бою. Он показался Крусу ужасным; отросшие волосы и пегая борода будто съели его лицо. По причине совершенно очевидной я не стану описывать их схватку. Достаточно сказать, что преступник тяжело ранил или убил нескольких людей Круса. А Крус, сражаясь в потёмках (это его тело сражалось в потёмках), начал прозревать. И понял, что одна судьба ничем не лучше другой, но каждый человек должен почитать то, что несёт в себе. И что нашивки и форма только мешают и путают. Он понял, что его исконная участь — участь волка, а не собаки из своры; и ещё понял, что тот, другой, — это он сам. Над необъятной равниной светало; Крус бросил оземь форменную фуражку, и, закричав, что он не пойдёт на злодеяние и не станет убивать храброго человека, стал биться против своих солдат вместе с беглым Мартином Фьерро.
Беда предыдущего оффтопа даже не в том что он ксенофобский, все мы, в той или иной степени, опасаемся незнакомого, а в том что он нелогичен.
Сначала говорится что знамена, символы, ничего не значат.
И с этим я могу согласиться.
Но буквально следом утверждается что для человека является определяющим нашивка и должность. А это прямо противоречит первому утверждению. Потому что нашивки и должности суть те же символы, определяющие принадлежность свой/чужой, пусть и формализованные.
Ну а сводить мотивы поступков к инстинкту это совсем странно. Если бы это было так, то человечество давно проиграло в битве за ресурсы. Тем же волчьим стаям, для которых цель куда выше инстинкта.
Да и вывод странен. Победа важна, но не всегда и не везде. И не все средства хороши для победы, например, в дворовом футболе.
Человек — существо нелинейное. А человечество — еще более сложный феномен. Человечество, в своей истории, вовсе не всегда следует идеалам гуманизма — "за все хорошее и против всего плохого", и, до сих пор, эта стратегия была выигрышной.
Какова цель существования человечества? Где и что эта победа? Кто знает? И важно ли это для отдельного человека?
А может быть процесс важнее?
а каким боком там дельфины — совсем зогадка

Сиське

Попке
6 февраля 2007 г. Ким Чен Ир посетил рыбопитомник, что в озере Чаньён. Перед схемой общего вида с надписью «Разведение радужной форели в сетевом питомнике на сваях» и «схемой застройки питомника пресноводного мохнаторукого краба» Ким Чен Ир заслушал руководящего работника о перспективном плане рыбоводного хозяйства.

– Мы планируем впредь выращивать молодь на определенное время, а затем пускать мальков в сетевой питомник и пруд. И еще: здесь, на месте слияния воды озерной и морской, мы хотели бы создать залив для разведения пресноводного мохнаторукого краба, а затем, вырастив мальков крабов, пускать их в озерца Муге и Тоньён. Одновременно с этим планируется ловить кету летнюю, пеленгас, дальневосточную краснопёрку, горбушу, которые поднимаются сюда на нерест. Здесь мы получим икры. Крупными рыбами мы снабдим население, а молодь, полученную из икр, будем пустить в море. Через несколько лет она станет крупной и поднимется по реке. Тогда мы снова поймаем ее…

Ким Чен Ир сказал, что перспективный план так головокружителен, что даже трудно поверить проекту. Он, улыбаясь, обратился к тому, кто объяснил план, подобный фантазии, и в шутку спросил: вы же не хвастун?

Взорвался веселый хохот. Так сказал Ким Чен Ир от радости, рисуя перед собой светлое будущее рыбопитомника, в котором будут кишмя кишеть косяки рыбы.

Внимательно осмотрев нерестилище и недавно созданный возрастной пруд для молоди, он спросил его, есть ли в пруде естественные корма, наслаивается ли на дне грязь.

Последовал ответ, что в озере не только много фитопланктонов, зоопланктонов, лап-рыб и других мелких рыб, но и грязь озера обильна органическими веществами. Ким Чен Ир отметил: это же большой запас естественных кормов. В других краях, наверное, не найдешь такого уголка, так богатого естественными кормами. В таком озере решено вести рыбоводство в сетевом рыбопитомнике и нагульным методом. Это же действительно оригинальная идея! Кто придумал это? Велика у него страсть, огромно старание лучше разводить рыбы естественными кормами.

– Именно тот, кто не ленится ломать голову, кто придумывает все новое и трудится с энтузиазмом, чтобы решить вопрос об улучшении жизни населения с использованием природно-географических условий своего родного края, – патриот, – отметил он.

http://naenara.com.kp/ru/news/news_view.php?0+95777